• С Кипра на остров Русский: банк «Восточный» зарегистрировался в российском офшоре

С Кипра на остров Русский: банк «Восточный» зарегистрировался в российском офшоре

. \\ Спорт \\ Экономика \\ АТО

Источник: kompromat1.info

Закон о специальных административных районах (САР) на о.  Русский (в Приморье) и о. Октябрьский (в Калининграде) оставил много вопросов.


Проект переезда компаний – эксперимент с массой проблем, признавал в сентябре замминистра финансов Илья Трунин. Во вторник ситуацию раскритиковал полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев (цитата по ТАСС): «Никто ни в чем в САР не разобрался».


Пока САР воспользовалась одна компания – «Финвижн холдингс» (основной акционер банка «Восточный», бенефициар – Артем Аветисян), она переехала с о. Кипр на о. Русский в санаторий-профилакторий «Белый лебедь» (данные ЕГРЮЛ). На острове нет офисных помещений, рассказывает топ-менеджер международной компании. Это единственная трудность, с которой столкнулась компания, инфраструктура пока не развита, передал Аветисян через представителя, сам перевод занял всего пять дней, хотя обычно в международной практике – шесть месяцев.


Переговоры о переезде ведут еще четыре компании, говорит федеральный чиновник, запросов множество. Переезд планировали UC Rusal и En+ Holding (принадлежат En+): их советы директоров в середине августа поручили менеджменту подготовить подробный план по переезду с о. Джерси и Кипр. Очень интересная возможность, говорит представитель UC Rusal: компания внимательно следит за САР. Представитель En+ отказался от комментариев.


Создание САР – способ поддержки попавших под санкции компаний. Стать резидентами офшоров смогут только зарегистрированные за рубежом компании. Они должны инвестировать в России минимум 50 млн руб. за полгода после регистрации. Взамен компаниям обещаны низкие налоговые ставки и смягчение контроля. Получить доступ к информации о бенефициарах резидентов САР смогут только управляющая компания, контролирующие органы и суды. Переехавшей компании не придется платить ни налога с прибыли от продажи активов, ни налога на дивиденды от «дочек». Если переехавшая компания сама выплачивает дивиденды, то ее бенефициар заплатит 5%, если он юрлицо, и 13% – если физлицо.


Интерес бизнеса есть – не только тех, кто опасается санкционных рисков, но и тех, кого интересует именно привлекательный режим, знает партнер PwC Екатерина Лазорина: «Но большинство будет рассматривать переезд, когда появится практика и определенность». Останавливает и невозможность применять иностранное право, и отсутствие практики управления компаний в САР, говорит она.


В России налоги платят в рублях, а в других странах бывает возможен выбор валюты, рассказывает партнер EY Марина Белякова, и если компания с Кипра налоги считала в евро и у нее есть выданные займы в евро, то после переезда ей придется считать курсовые разницы и платить с них налоги.


Льготная ставка налога действует только для публичных компаний-резидентов, а таких компаний немного, продолжает Белякова. Сейчас по закону можно принять многие активы по рыночной стоимости (как будущую расходную базу), если переход сделан до 1 марта 2019 г., но к этому сроку мало кто успеет. И льготы фактически касаются только холдингов, для других компаний – например, казначейских центров – их уже недостаточно, заключает она.


Часть льгот может применяться только с нового налогового периода – с 2019 г., хотя компания может стать резидентом уже в 2018 г., предупреждает руководитель налоговой практики «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин. С переездом увеличатся налоговые риски компаний за прошлые периоды (например, признание налоговыми резидентами России), опасается Белякова.


Для иностранцев, по крайней мере европейцев, САР вряд ли будут привлекательными как минимум из-за множества антиофшорных правил, рассуждает партнер International Tax Associates B.V. Рустам Вахитов, остается и риск, что компанию не отпустит юрисдикция – многие страны разрешают корпоративно мигрировать только по ЕС. Например, Аветисян пока с Кипра не ушел – запрос местные власти рассматривают три месяца, и они не истекли.


До конца года Минэкономразвития вынесет на обсуждение поправки к закону о САР, говорит участник семинара, посвященного САР, который проводило Минэкономразвития для компаний, желающих переехать. Например, будет изменено налоговое законодательство, чтобы льготы можно было применять с даты регистрации международной компании, расширится круг компаний, которые могут переехать. Появится возможность применять нормы иностранного права, сохранять номинал акций в валюте, вести отчетность по МСФО для дивидендов. Министерство прорабатывает льготы и на ввозимые суда: на доходы от эксплуатации, транспортный налог и налог на имущество, на НДС.


Минфин сообщил, что в САР как раз и отрабатываются все новые инструменты. В Минэкономразвития не ответили на запрос.

Источник: glavk.info

Закон о специальных административных районах (САР) на о.  Русский (в Приморье) и о. Октябрьский (в Калининграде) оставил много вопросов.


Проект переезда компаний – эксперимент с массой проблем, признавал в сентябре замминистра финансов Илья Трунин. Во вторник ситуацию раскритиковал полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев (цитата по ТАСС): «Никто ни в чем в САР не разобрался». 


Пока САР воспользовалась одна компания – «Финвижн холдингс» (основной акционер банка «Восточный», бенефициар – Артем Аветисян), она переехала с о. Кипр на о. Русский в санаторий-профилакторий «Белый лебедь» (данные ЕГРЮЛ). На острове нет офисных помещений, рассказывает топ-менеджер международной компании. Это единственная трудность, с которой столкнулась компания, инфраструктура пока не развита, передал Аветисян через представителя, сам перевод занял всего пять дней, хотя обычно в международной практике – шесть месяцев.


Переговоры о переезде ведут еще четыре компании, говорит федеральный чиновник, запросов множество. Переезд планировали UC Rusal и En+ Holding (принадлежат En+): их советы директоров в середине августа поручили менеджменту подготовить подробный план по переезду с о. Джерси и Кипр. Очень интересная возможность, говорит представитель UC Rusal: компания внимательно следит за САР. Представитель En+ отказался от комментариев.


Создание САР – способ поддержки попавших под санкции компаний. Стать резидентами офшоров смогут только зарегистрированные за рубежом компании. Они должны инвестировать в России минимум 50 млн руб. за полгода после регистрации. Взамен компаниям обещаны низкие налоговые ставки и смягчение контроля. Получить доступ к информации о бенефициарах резидентов САР смогут только управляющая компания, контролирующие органы и суды. Переехавшей компании не придется платить ни налога с прибыли от продажи активов, ни налога на дивиденды от «дочек». Если переехавшая компания сама выплачивает дивиденды, то ее бенефициар заплатит 5%, если он юрлицо, и 13% – если физлицо.


Интерес бизнеса есть – не только тех, кто опасается санкционных рисков, но и тех, кого интересует именно привлекательный режим, знает партнер PwC Екатерина Лазорина: «Но большинство будет рассматривать переезд, когда появится практика и определенность». Останавливает и невозможность применять иностранное право, и отсутствие практики управления компаний в САР, говорит она.


В России налоги платят в рублях, а в других странах бывает возможен выбор валюты, рассказывает партнер EY Марина Белякова, и если компания с Кипра налоги считала в евро и у нее есть выданные займы в евро, то после переезда ей придется считать курсовые разницы и платить с них налоги.


Льготная ставка налога действует только для публичных компаний-резидентов, а таких компаний немного, продолжает Белякова. Сейчас по закону можно принять многие активы по рыночной стоимости (как будущую расходную базу), если переход сделан до 1 марта 2019 г., но к этому сроку мало кто успеет. И льготы фактически касаются только холдингов, для других компаний – например, казначейских центров – их уже недостаточно, заключает она.


Часть льгот может применяться только с нового налогового периода – с 2019 г., хотя компания может стать резидентом уже в 2018 г., предупреждает руководитель налоговой практики «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин. С переездом увеличатся налоговые риски компаний за прошлые периоды (например, признание налоговыми резидентами России), опасается Белякова.


Для иностранцев, по крайней мере европейцев, САР вряд ли будут привлекательными как минимум из-за множества антиофшорных правил, рассуждает партнер International Tax Associates B.V. Рустам Вахитов, остается и риск, что компанию не отпустит юрисдикция – многие страны разрешают корпоративно мигрировать только по ЕС. Например, Аветисян пока с Кипра не ушел – запрос местные власти рассматривают три месяца, и они не истекли.


До конца года Минэкономразвития вынесет на обсуждение поправки к закону о САР, говорит участник семинара, посвященного САР, который проводило Минэкономразвития для компаний, желающих переехать. Например, будет изменено налоговое законодательство, чтобы льготы можно было применять с даты регистрации международной компании, расширится круг компаний, которые могут переехать. Появится возможность применять нормы иностранного права, сохранять номинал акций в валюте, вести отчетность по МСФО для дивидендов. Министерство прорабатывает льготы и на ввозимые суда: на доходы от эксплуатации, транспортный налог и налог на имущество, на НДС.


Минфин сообщил, что в САР как раз и отрабатываются все новые инструменты. В Минэкономразвития не ответили на запрос.