• Три года прошло: Почему жителям Сватово не выплачивают компенсации за разрушенное жилье?

Три года прошло: Почему жителям Сватово не выплачивают компенсации за разрушенное жилье?

. \\ Луганск \\ Киев \\ Мир \\ АТО \\ Регионы

Источник: dnews.dn.ua

В Сватово (Луганская обл.) – третья годовщина взрывов на военных складах, а жители частного сектора города до сих пор не получили компенсации за разрушенное жилье. Один из них – Олег Рыбалкин. Ситуацию прокомментировал заместитель председателя Луганской областной государственной администрации Юрий Клименко в эфире «Громадського радіо».

«Мы общались с каждой семьей, мы требуем и просим каждую семью предоставить нам пакет документов, согласно которому мы можем в соответствии с действующим законодательством предоставить компенсацию. На сегодня ни у одной семьи такого пакета документов нет. Нужно, чтобы был смета, утвержденная соответствующей экспертизой, акт на соответствующую сумму средств, которую нужно выделить из областного бюджета», – сказал Клименко.

По его словам, эту экспертизу делают соответствующие структуры, которые есть в области. «Любая семья может самостоятельно, без помощи областных властей, нанять подходящую компанию, которая проведет экспертизу, поставит мокрую печать и подпись. Более того, мы предлагаем предоставить деньги каждой семье, 5 тыс. грн, чтобы за эти средства семья наняла соответствующую коммерческую структуру для предоставления соответствующих документов. Люди думают, что за них это сделают органы исполнительной или государственной власти – проведут экспертизу. Областная власть планирует выделить средства. У нас они зарезервированы для этих целей», – сообщил зампредседателя ЛугОГА.

В случае Олега Рыбалкина экспертиза была сделана. «То, что рассказывает Клименко, – не ново. Я напомню, что Клименко возглавлял штаб по ликвидации последствий. Он должен был бы изучить законодательство и отличать: средства на восстановительные работы и средства на компенсацию. Средства на восстановительные работы предусматривают наличие экспертного заключения, сметной документации и всего прочего, а средства на компенсацию – это совсем другое. Средства на компенсацию выплачиваются согласно опосредованной стоимости строительства нового жилья, одного квадратного метра, по каждому региону нашей страны. Поэтому для меня довольно странно, что уважаемый господин, который занимает такую ​​высокую должность, до сих пор этого не запомнил. Что касается того, почему люди не делают, как он говорит, я обращался в Луганскую ВГА: если приняли такое распоряжение об алгоритме выплаты нам компенсаций или средств на восстановление, дайте мне это решение, чтобы я понимал, люди понимали, что нам нужно готовить. Я самостоятельно изготовил всю эту сметную документацию, но ее не берут во внимание, потому что она была заказана мной лично. Теперь, как рассказывает Клименко, я снова должен что-то заказывать и изготавливать. Но мне пришел ответ: «27 сентября 2018 года, Луганская ВГА. Распоряжений, решений об утверждении алгоритма выплаты компенсаций семьям, дома которых были разрушены в результате ЧП в городе Сватово, не создавалось». Понимаете? Не создавалось! Что я должен тогда изготавливать? И этих 5 тысяч до сих пор людям не дали. Сплошная ложь», – рассказал Олег Рыбалкин.

«Вот он говорит: разговаривали с каждой семьей. Я знаю, приезжал такой работник Луганской ОГА Мирошниченко, встречался с тремя семьями, дома которых также были разрушены. Он им доказывал: вот, вы пишите заявления, вам дадут 5 тыс. грн и вы будете производить экспертизу, экспертные заключения и все остальное. Это был сентябрь. Люди написали заявления 19 сентября. Сегодня – 30 октября, но им даже этих 5 тыс. грн не дали», – добавил Олег Рыбалкин.


Напомним, Олег Рыбалкин с 4 по 25 сентября просидел перед входом в ЛугОГА в Северодонецке, еще 2 дня – перед зданием администрации президента в Киеве, и никакого результата.

В октябре 2015 года во время пожара на складе боеприпасов в Сватово возле дома Олега Рыбалкина взорвался снаряд от реактивной системы залпового огня «Смерч». Позже эксперты установили, что дом непригоден для проживания, а на его ремонт нужно более полумиллиона гривен. Однако за 3 года Олег получил только 10 тыс. грн от районного совета на обустройство нового жилья. А компенсации за разрушенный дом, обещанной государством, так и не дождался.

Источник: dnews.dn.ua

В Сватово (Луганская обл.) – третья годовщина взрывов на военных складах, а жители частного сектора города до сих пор не получили компенсации за разрушенное жилье. Один из них – Олег Рыбалкин. Ситуацию прокомментировал заместитель председателя Луганской областной государственной администрации Юрий Клименко в эфире «Громадського радіо».

«Мы общались с каждой семьей, мы требуем и просим каждую семью предоставить нам пакет документов, согласно которому мы можем в соответствии с действующим законодательством предоставить компенсацию. На сегодня ни у одной семьи такого пакета документов нет. Нужно, чтобы былf смета, утвержденная соответствующей экспертизой, акт на соответствующую сумму средств, которую нужно выделить из областного бюджета», – сказал Клименко.

По его словам, эту экспертизу делают соответствующие структуры, которые есть в области. «Любая семья может самостоятельно, без помощи областных властей, нанять подходящую компанию, которая проведет экспертизу, поставит мокрую печать и подпись. Более того, мы предлагаем предоставить деньги каждой семье, 5 тыс. грн, чтобы за эти средства семья наняла соответствующую коммерческую структуру для предоставления соответствующих документов. Люди думают, что за них это сделают органы исполнительной или государственной власти – проведут экспертизу. Областная власть планирует выделить средства. У нас они зарезервированы для этих целей», – сообщил зампредседателя ЛугОГА.

В случае Олега Рыбалкина экспертиза была сделана. «То, что рассказывает Клименко, – не ново. Я напомню, что Клименко возглавлял штаб по ликвидации последствий. Он должен был бы изучить законодательство и отличать: средства на восстановительные работы и средства на компенсацию. Средства на восстановительные работы предусматривают наличие экспертного заключения, сметной документации и всего прочего, а средства на компенсацию – это совсем другое. Средства на компенсацию выплачиваются согласно опосредованной стоимости строительства нового жилья, одного квадратного метра, по каждому региону нашей страны. Поэтому для меня довольно странно, что уважаемый господин, который занимает такую ​​высокую должность, до сих пор этого не запомнил. Что касается того, почему люди не делают, как он говорит, я обращался в Луганскую ВГА: если приняли такое распоряжение об алгоритме выплаты нам компенсаций или средств на восстановление, дайте мне это решение, чтобы я понимал, люди понимали, что нам нужно готовить. Я самостоятельно изготовил всю эту сметную документацию, но ее не берут во внимание, потому что она была заказана мной лично. Теперь, как рассказывает Клименко, я снова должен что-то заказывать и изготавливать. Но мне пришел ответ: «27 сентября 2018 года, Луганская ВГА. Распоряжений, решений об утверждении алгоритма выплаты компенсаций семьям, дома которых были разрушены в результате ЧП в городе Сватово, не создавалось». Понимаете? Не создавалось! Что я должен тогда изготавливать? И этих 5 тысяч до сих пор людям не дали. Сплошная ложь», – рассказал Олег Рыбалкин.

«Вот он говорит: разговаривали с каждой семьей. Я знаю, приезжал такой работник Луганской ОГА Мирошниченко, встречался с тремя семьями, дома которых также были разрушены. Он им доказывал: вот, вы пишите заявления, вам дадут 5 тыс. грн и вы будете производить экспертизу, экспертные заключения и все остальное. Это был сентябрь. Люди написали заявления 19 сентября. Сегодня – 30 октября, но им даже этих 5 тыс. грн не дали», – добавил Олег Рыбалкин.


Напомним, Олег Рыбалкин с 4 по 25 сентября просидел перед входом в ЛугОГА в Северодонецке, еще 2 дня – перед зданием администрации президента в Киеве, и никакого результата.

В октябре 2015 года во время пожара на складе боеприпасов в Сватово возле дома Олега Рыбалкина взорвался снаряд от реактивной системы залпового огня «Смерч». Позже эксперты установили, что дом непригоден для проживания, а на его ремонт нужно более полумиллиона гривен. Однако за 3 года Олег получил только 10 тыс. грн от районного совета на обустройство нового жилья. А компенсации за разрушенный дом, обещанной государством, так и не дождался.